О стандартах в собаководстве

В России владельцам собак внушается мысль о том, что человеку (владельцу) в вопросах качества породы, содержания собаки необходимо постоянно ориентироваться на авторитет в лице кинологических ассоциаций. Что касается вопросов ветеринарии, физической и психической полноценности, несомненно, мнение профессионалов здесь должно быть определяющим. Но что касается оценки собаки как таковой, проще сказать «моды», то в этой сфере мнение профессионалов не должно быть для владельцев непререкаемым.
Авторитетность мнений, оценок экспертов не должна быть вне критики, авторитетность не следует смешивать с авторитарностью. Собаководство – это не политика и не ядерная физика. Хотя даже и в этих областях для здравомыслящего человека вполне естественно не пренебрегать собственным мнением и критически, настороженно относиться к разного рода авторитетам. Спустившись с небес на землю, скажем: а почему бы, собственно говоря, не придать статус авторитета нашим собственным чувствам, наблюдениям ? Если нам возразят и скажут, что чувства обманчивы, мы можем указать на тот факт, что обманчивыми (ложными) оказывались также и научные теории.
Авторитеты и связанные с ними стандарты, конечно, необходимы. Породу невозможно развивать без стандартов, иначе сам статус породы сделается в наших глазах до такой степени широким и аморфным, что просто исчезнет. Но, с другой стороны, стандарты не должны останавливать развитие породы, а также мешать нашему естественному восприятию. Излишнее увлечение стандартами, нормами мешает нам во время проведения соревнований непосредственно любоваться, восхищаться собакой как созданием природы, подавляет наше естественное чувство красоты. Мы, люди, считаем себя свободными, в отличие от животных, по отношению к окружающему миру. В книге Бытия говорится о том, как Адам получил от Бога способность давать вещам имена. Однако здесь для человека коренится опасность излишней самоуверенности и потери истины. Еще древние говорили о том, что мнения смертных – лишь иллюзии, порожденные их ошибочными конвенциями, а все человеческое знание – лишь предположительно. Нам бы не мешало помнить об этом и учитывать то, что люди могут придавать имена тому, что не существует. Культивируя породы, нам следовало бы отдавать себе отчет в том, что мы не «делаем» природу, в частности, породистую собаку, как, например, делаем автомобиль определенной марки. Мы только лишь направляем силы природы, создаем условия для их определенной комбинации. Кисло выглядит «покоренная» человеком природа (вспомнить хотя бы наши зоопарки в недавнем прошлом). Но даже если мы способствуем созданию некоего, по нашему мнению, шедевра, подчиняя природу нашим эстетическим вкусам и коммерческим интересам, следует дать возможность в нашем отношении к созданиям природы проявиться естественному чувству восторга, близости, а иногда и страха. Хочется видеть собаку не в качестве материала для экспериментов, а как по-своему неповторимое и даже уникальное существо.
О стандартах в собаководстве
Эксперты оценивают собаку с точки зрения разработанных стандартов, норм. Но чем можно объективно измерить пластичность, выразительность движений? Не отступают ли здесь измерения и стандарты на второй план? В нашем случае мы можем говорить об интуиции, о естественном для каждого человека чувстве жизни, пластичности, выразительности. Если собрать воедино все критерии оценки собаки, то можно предположить, что все они объединяются одной идеей – идеей красоты. Сколь бы архаично это ни выглядело, обратимся все же опять к мнению древних. А они считали, что красота чего-либо – это максимально правильная его устроенность, организация, которая дает возможность в полной мере проявиться заложенным природой (человеком, если речь идет об искусственно сделанной вещи) силам, возможностям. Щит, говорил Сократ, красив не своим блеском, украшениями, но той формой, благодаря которой он способен в максимальной степени выполнять свою функцию: защищать от удара. Красота и стандарт в этом широком смысле оказываются вполне совместимыми. Хотя, конечно, хозяину интереснее увидеть свою собаку не в свете стандартов, а в свете идеала, красоты.
Одно из значений слова «стандарт» — шаблон, трафарет, не содержащий ничего оригинального. В нашем случае подходящим будет другое значение этого слова: образец (эталон, модель), с которым сравниваются подобные объекты. Разумеется, стандарт должен включать в себя и нормативные аспекты: вопросы ветеринарии, физической и психической полноценности, «удержания» породы, о чем мы уже говорили. В таком случае стандарт оказывается чем-то вроде объективной истины, а отклонения – чем-то вроде ошибок. Но стандарт (объективная истина) и отклонения (ошибки) предполагают друг друга. И вполне возможно, что некоторые отклонения могут быть перспективными для развития, модификации породы бигль. Тщательно наблюдая за своей собакой, владелец может сформировать свою гипотезу о будущем породы, и эта гипотеза может оказаться вполне успешной.
О стандартах в собаководстве
Стандарт как критерий сравнения (модель, ценность) должен обладать не только техническим, но и эстетическим смыслом, включающим наши чувства, эмоции. Стандарт в смысле идеала неуловим, не может быть сведен к строго определенному набору характеристик, качеств, но он, будучи критерием, инструментом сравнения, дает возможность увидеть объект в его перспективе, заглянуть за рамки данного. Это аналогично построению гипотезы, методу предположений и предвосхищений в науке. Почему бы нам, самим владельцам, не использовать этот метод?
Хотелось бы обратить внимание также на этический аспект. Странно порой бывает видеть дикий, «нечеловеческий» восторг хозяина победившей собаки, пренебрежение или зависть по отношению к другим. Если я радуюсь тому, что победила моя собака, я радуюсь вместе с тем изяществу, красоте породы, живого существа. Нам следует буквально по-философски отнестись к этому: увидеть в своем любимце, в его неповторимых чертах красоту породы, рода. И не стоит мучиться вопросом, что для нас важнее, — наша собственная собака или то, насколько она соответствует принятым стандартам породы. Преодолевая отношения собственности («хоть сопливое, но мое!»), радуясь не только своему любимцу, мы учимся созерцать природу, чувствовать ее красоту.
В конце концов, мы должны отдавать себе отчет в том, что собаки не «знают» о своих породах (как древние греки не знали о том, что они «древние»), об их престижности, или «знают» об этом совершенно другим образом, чем мы, люди. Мы можем говорить только о нашем видении, которое вовсе не утверждает единственно верную точку зрения и не является всеобъемлющим. Пожалуй, только Бог может видеть мир таким, каков он «на самом деле». Во всяком случае, нам не мешало бы иметь представление о тех суждениях (принципах), которые являются основой критериев, норм, оценок для профессиональных кинологов. А затем – задать себе вопрос: все ли из этих базисных суждений являются очевидными, достоверными и т.д.? Все эти суждения, чтобы не превратиться в догму, должны постоянно находиться под прицелом критики и меняться, если они не отвечают современной ситуации и перспективным направлениям в сфере кинологии. И вполне возможно, что в некоторых случаях суждения не профессионалов, а наблюдательных владельцев собак, окажутся правильными, более приемлемыми. И, разумеется, их мнение также должно участвовать в формировании стандартов, критериев, норм.
Главная функция кинологических ассоциаций должна состоять в ведении племенных книг, в организации и проведении соревнований. Формирование же моды, будущего породы должно исходить из среды владельцев (причем, к владельцам мы не относим заводчиков). Иерархия FCI – РКФ – клуб – заводчик – владелец должна быть перевернута в том смысле, что все эти организации являются лишь инструментом (очень нужным, но имеющим свои границы), помогающим владельцам в формировании породы и ее будущего.

Виктор Новиков.

© Beagle.uaho.net. Все права защищены. .